ЯВЛЕНИЕ КРЕСТА НАРОДУ.

Предновогодняя, католическая рождественская сказка для взрослых мальчиков и девочек, которые хоть раз в жизни посещали МП.
Все герои являются вымышленными, а совпадения случайными ….

Чепта намбер уан.

Субботним вечером Николай С. сидел на подоконнике и смотрел в окно.
За окном шли дождь и рота красноармейцев.
Николай был мрачен.
Контент падал. Не так, чтобы очень, но неуклонно.
Проект созданного им Мегапортала был под угрозой срыва.
Главному сподвижнику, рыжебородому модератору, было всё по похуй, примерно, как его же дуб. Мысли о засилье кротов на приусадебном участке занимали его гораздо больше, чем развитие контента. Но и в те редкие, вечерние пятничные мгновения, когда в мозгу рыжебородого появлялось просветление, просветление сводилось лишь к банам лосей и поляков. И еще вывешиванию ютьюбовских клипов с гармошкой.
Другие модераторы лишь заботились о собственном кошельке, ходили на матчи лиги чемпионов с участием ФК «Монако» и ебали мозг адептам секты МП своими запятыми.
«Так мы контент не поднимем», думал Николай, наблюдая за удаляющейся ротой ….
Николай встал с подоконника, подошёл к шифоньеру и распахнул дверки верхней полочки. С тыловой стороны правой дверки как-то по-панибратски ему улыбнулся с портрета, вырезанного когда-то из газеты «Собеседник», старина Ozzy. На левой дверке был приклеен вырезанный из «Советского Спорта» портрет Паскаля Менди. Паскаль не улыбался, вероятно, чуял что-то неладное.
Николай аккуратно достал с верхней полки виниловый диск с надписью SLAYER, нежно сдул с него пыль, и поставил на проигрыватель.
Буквально через пару секунд из динамиков полилась весьма приятная для уха мелодия, сдобренная благословенным шипением и потрескиванием, столь знакомым всем обладателям винила …
«Надо бы иголку на звукоснимателе поменять», подумал Николай, и под размышления Тома Арайа о бренности бытия, временно удалился в царство Морфея, предварительно сладко зевнув …

Чепта намбер ту.

Рота красноармейцев зашла за угол переулка.
«В баню, наверное,- подумал Николай,- не на парад же, с полотенцами на перевес и с чистыми портянками в карманах шинелей».
В тот же момент из-за угла появились две довольные собаки и на галопе устремились к Николаю.
«Просрались», - подумал Николай.
- Привет, Смык !, - сказали собаки.
«Ни хуя себе…», - подумал Николай, но сказал лишь: «Привет, собаки!»
Собаки хотели кого-то выебать, но достойной кандидатуры не было. Можно было бы кончено выебать Машу Погребняк, но она была занята на съёмках очередного клипа с участием своего мужа. Не ебать же её прямо на съёмочной площадке ….
Собаки решили поговорить с Николаем.
Николай приготовился к диалогу.
- Как дела, Смык?, - спросили собаки.
- Хуёво что-то, - нехотя ответил Николай.
Собаки перестали переминаться с лапы на лапу, переглянулись и сели на жопы ровно, приготовившись к длительному и обстоятельному обсуждению насущных проблем.
- Контент падает, - сказал Николай собакам.
- Хуйня какая, - ответили собаки – Нам бы твои заботы.
- А у вас что за заботы? - робко поинтересовался Николай.
- Динамо в опасности, - сказали собаки.
- Да, ладно, это ваще не новость, пацаны из ЦС всем уже об этом рассказали, но Динамо поднимать нужно, это правильно.
- Хуй с ним, - сказали собаки, - если мы тебя научим, как контент поднять, пойдёшь Динамо поднимать?
- Пойду, - неуверенно ответил Николай, - только научите.
- Выпусти чёрта из табакерки, а лучше двух. Или двоих. Как тебе захочется, — сказали собаки и понеслись вдаль по переулку в надежде всё-таки кого-то выебать …

Чепта намбер фсри.

«Блядь, приснится же такое», - подумал Николай, разбуженный странным шипением из колонок проигрывателя и отсутствием рычания Тома Арайа.
Пластинка крутилась, звукосниматель упёрся в ось проигрывателя, иголка чертила круги на бумажной нашлёпке винила.
Николай достал из холодильника начатую литровую бутылку 12-ти летнего «Макаллана» и налил грамм сто пятьдесят в гранёный стакан.
«Нормально», - подумал Николай, - «хуже уж точно не будет».
Благородный напиток растёкся по пищеводу и одарил организм приятной теплотой и лёгким замутнением рассудка.
Николай сел на подоконник и стал думать о приснившемся.
Ни роты красноармейцев, ни собак не было видно, но дождь всё шёл.
«Сука, мясной наверное …. », - подумал Николай о дожде и о руководителе Гидрометцентра Вильфанде Романе Менделевиче.
«Еврей …», пронеслось эхом по комнате.
Николай напрягся.
Жена и дети были в театре, собаки бегали на улице в поисках достойной сучки для случки, говорить в доме было некому.
Николай встал, подошёл к проигрывателю, перевернул пластинку и аккуратно поставил иголку на самое начало «резьбы».
«А я вот Слэйер как-то не очень люблю, мне больше под «Алису» нравится колбаситься, правая она, эта «Алиса», ну и Костя Кинчев тоже ничего», вдруг произнес голос.
«Кино» тоже правые песни поёт, но я "Кино" не очень люблю, потому что Цой - чурка. А если чурка поёт правые песни, то он фашист. Корейский фашист", продолжал голос.
«Боже спаси и сохрани», перекрестился Николай, озираясь по сторонам.
«Не правильно ты, Коля, крестишься. Так сейчас никто уже не осеняет себя крестным знамением», сказал голос, "Так у нас в Эфиопии только коммунисты крестились, но ты же не коммунист?».
Николай, хотя никогда и не служил в армии, подошёл строевым шагом к холодильнику, распахнул дверку и достал «Макаллан».
Накатив ещё 150 грамм в гранёный стакан подумал, что вот теперь уже точно хуже не будет.
Проглотив залпом налитый благородный напиток, услышал, как в замке входной двери провернулся ключ.
Жена с детьми вернулась из театра.

Ночью Николай спал плохо, всё думал о голосе, и об обещании данным собакам, начать Динамо поднимать.
Но сначала нужно было поднять контент на МП.

Чепта намбер фор.

Вечером следующего дня Николай собрал друзей перекинуться в преф, употребить «Макаллан» и обсудить произошедшее.
Советы банкиров кровопийцев и дипломатических работников с опытом работы в ЦС никак не могли помешать в выработке стратегии.
За первые полчаса встречи и под первые 0,7 л. благородного напитка, Николай поведал о разговоре с собаками и о странных голосах, которые преследовали его накануне.
За столом воцарилось тягостное молчание.
Первым молчание прервал банкир.
- Нам своего чёрта из табакерки не выпустить, -почти шёпотом поведал он, - нет у нас на МП достойной кандидатуры.
- Надо воспитать, - робко предложил Николай.
- Нету у нас времени на воспитание и возмужание своих воспитанников, нужно нам кого-то пригласить, лучше опытного легионера, способного закрыть сразу несколько проблемных позиций, - подвёл итог дискуссии дипломатический работник с опытом работы в ЦС.
Николай пошёл к холодильнику и достал ещё бутылку «Макаллана».
- А я вот столь дешёвый виски не пью, - вдруг сказал голос, - Я как-то больше ром, желательно карибский, «Закапа» там какой-нибудь, или «Ангостура». Вообще-то Ямайка, Доминиканская республика, Тринидад и Тобаго, Куба, Пуэрто-Рико – являются признанными законодателями ромовой моды. Я раньше Кубинский пил, но коммунисты всё испортили. Коммунисты вообще везде всё испортили, даже ром. И теперь «Гавана Клаб» пьют только маргиналы, потому что на Кубе живут только коммунисты и проститутки. И чурки..
- Да, но мы как-то с друзьями …., - попытался возразить Николай, но голос его перебил:
- Нет, ну если с уважаемыми соратниками, то конечно можно и «Макаллан», главное, что бы соратники были действительно уважаемыми, а не коммунистами или маргиналами. Ведь в хорошей компании с уважаемыми соратниками можно и водку-палёнку с майонезом в подъезде. Тут главное не напиток, а с кем его пить.
Николай с облегчением выдохнул и вернулся к друзьям за стол.
- Какие будут кандидатуры по легионеру?- спросил Николай.
Друзья задумались.
- А не пригласить нам кого-нибудь контентообразуещего с параллельной гостевой, - высказался дипломат, - Сами усилимся, и одновременно конкурента ослабим. Все сильные мира сего так делают, газпромовские бомжи, например. Ведь мы же сильные, например?
Следующие полчаса прошли за изучением контента на параллельных гостевых.
- Серёга, - сказал банкир, - другой кандидатуры быть не может.
- А он точно тот, кто нам нужен? - на всякий случай уточнил Николай, - Это именно тот опытный легионер, способный закрыть сразу несколько проблемных позиций?.
- Погоняло латиноамериканское, сам он из Эфиопии, тусуется в Дубаях, значит, точно легионер. Это раз. Я его ещё под тополем в 90-х видел, значит опытный, это два. Может и про хохлов, которых якобы не бывает, и про евреев, и про кавказцев, а может про экономику или политику, и про всех педерастов всё отлично знает, не говоря уже про ром и пиво в элитных кабаках. Да, и соратников уважает. Но только Уважаемых. Так что, все проблемные позиции закроет.
На том и порешили.

Чепта намбер файв.

Утром понедельника Николай проснулся бодр и свеж.
Вчерашние посиделки с друзьями не оставили даже морщин и опухлостей на его лице.
На сегодняшний день было намечено великое дело – привлечь под знамёна МП, склонить к сотрудничеству намеченного легионера.
От этого зависела судьба контента и всего проекта.
Николай принял бодрящий душ, гладко выбрился, съел яичницу и выдвинулся на параллельную гостевую.
«Привет, скоты и примкнувшие к ним ребята», по привычке поздоровался Николай.
Параллельные скоты и ребята от неожиданности промолчали.
Латиноамериканца из Эфиопии на «Мерседесе» не видали?», поинтересовался Николай.
Но параллельная гостевая ничего не ответила, и лишь один олигарх, бывший МПорталовец, прислал СМСку на телефон с лаконичным «нет».
- Хуёво, - подумал Николай.
- Чё хуёво-то?, - неожиданном спросил голос.
- Да вот, легионера никак найти не могу,- честно ответил Николай, уже не кажущемуся чем-то инородным голосу.
- А на хуя?,- вежливо поинтересовался голос.
- Что на хуя?.
- Легионер-то тебе на хуя?.
- Для контента.
- Сходи в Валерии Ильиничне, - сказал голос, - должна помочь.
- А кто это и как её найти?
- Когда нужно будет, она сама тебя найдёт, - ответил голос и замолчал.

Чепта намбер сикс.

Прошёл месяц.
В столице нашей Родины стояли на редкость прекрасные погоды.
Николай шёл по Садовому Кольцу размышляя о роли Юрия Николаевича Калитвинцева в современной истории Московского Динамо.
Сухаревская ( бывш. Колхозная ) площадь осталась далеко за спиной, а площадь Маяковского еще не приблизилась на осязаемое расстояние.
Граждане Таможенного Союза, которых в Москве почему-то было принято называть киргизами, увлечённо уменьшали проезжую часть Садового Кольца, застилая невъебынный тротуар плиткой.
«Заебсиь», подумал Николай, всё правильно мэр делает, будет, где москвичам и гостям столицы погулять.
«И свежим воздухом подышать», вдруг сказал знакомый голос.
Николай остановился и повертел головой по сторонам.
Неожиданно, боковым зрением Николай поймал небольшую блёклую вывеску над подъездом жилого дома сталинской эпохи: «Валерия Ильинична Н. Потомственный маг и чародей. Привороты, заговоры, гадание на кофейной гуще».
«Когда нужно будет, она сама тебя найдёт», почему-то вспомнилось Николаю, и, хотя всё нутро его сопротивлялось соблазну, но тело Николая самопроизвольно просочилось в сырую и мрачную нишу подъезда и поднявшись на третий этаж на лифте, оказалось перед обитой дерматином входной дверью в квартиру № 33.
«Пестушко», подумал Николай и слегка потянул за ручку двери.
На удивление, дверь легко открылась, и Николай оказался в тёмной тесной прихожей.
Из прихожей открывался вид на большую гостиную с зашторенными окнами.
Посреди гостиной стоял массивный дубовый стол под зелёным сукном с золотыми кистями по периметру.
Массивная хрустальная люстра свисала прямо над столом, но давала лишь столь тусклый свет, что рассмотреть оставшиеся предметы интерьера не представлялось возможным.
За столом в массивном кресле сидела Валерия Ильинична Н.
Валерия Ильинична была в том возрасте, когда дамы любят рассуждать о недостатках своего зятя и о достоинствах чужих.
Но Валерия Ильинична не могла участвовать в данных дискуссиях, так как она была идейной девственницей.
По крайней мере, ей так хотелось думать о своём текущем состоянии, и ей абсолютно не хотелось думать о том, что ни один мужчина за все эти долгие годы так и не смог выпить столько, чтобы позариться на неё.
«Слабаки», думала Валерия Ильинична о современных мужчинах.
Её толстая жопа была идеально вписана в кресло, если не считать жировых складок, свисающих над подлокотниками.
Её усы были столь же выражены, как у ГДРовских фигуристках, а сросшиеся мохнатые брови образовали такую моно, что даже гордый сын гордого осетинского народа, защищавший долгие годы ворота Великого, позавидовал бы растительности на челе этой далеко не юной дамы.
Валерия Ильинична курила, но как и положено истинной Даме, элегантно держала папиросу в левой руке.
Да, именно папиросу.
Валерия Ильинична курила редко, но предпочитала «Герцеговину Флор», тем самым подчёркивая своё нетривиальное происхождение, почти как у отца народов, но только еврейское.
На стене за спиной Валерии Ильиничны висел банер, или тряпка, как было принято говорить в среде ряда знакомых Николая, на котором было написано «КПСС – ГОВНО!»
- Что надо, касатик? - первой спросила Ильинична.
- Контента бы, - промямлил Николай.
- Ох, не за контентом ты ко мне пришёл, касатик, чую я.
- Голос меня преследует, аж собаки смеются, - признался Николай.
- Так давай его материализуем, - предложила ведьма.
Николай задумался, было заманчиво.
Валерия Ильинична достала хрустальный шар.
Почему-то в хрустальном шар был вмонтирован пластмассовый кремль и внутри падали артифишл снежинки, если его перевернуть.
Made in China было написано на подставке.
Валерия Ильинична яростно потёрла шар.
Откуда-то из-под потолка появился голос, слегка материализованный.
- На полную физическую оболочку материи не хватило, но думаю, что и так пойдёт, пиздеть – не мешки ворочить, - пыхнув папиросой в потолок задумчиво произнесла Валерия Ильинична ….

Чепта намрер севен

Николай прилёг на тахту.
Перевернулся на левый бок.
Через минуту заснул.
Сон его был лёгок и спокоен.
Рост контента на МП был обеспечен, тупоголовые юзеры получили свой крест, который им придётся нести многие годы.
Из красного угла с портрета улыбался Путин.
До начала Чемпионата Мира по футболу оставалось …….

извиняюс, бля