Сбор средств для Натальи Вещей
магазин Динамо-Спорт Реквизиты для перечисления средств на хостинг:
Яндекс-кошелёк 410011653617812
Карта Сбербанка 4276380049716660
Турнир прогнозов 2017-2018
Записывайся на Динамовский бильярд!
А я опять про хоккей и КЕЧ-2006.
Сегодня 12 лет, как взяли тот кубок. Но надо же хоть чему-то порадоваться в нашем нынешнем разобранном состоянии.

Хотела дать ссылку на тот отчет о моей поездке (после этого отчётов я больше не писала - придушили), но хрен его нашла.
Думала, ну и фиг с ним....
А сегодня нашла его у себя в компе. Читала, плакала и смеялась. Вроде бы и помнишь всё, но какие-то мелки детали стираются в памяти...
Жалею, что перестала писать.

Решила все же выложить на МП
Букфф очень много.
Никого не принуждаю к прочтению. Но думаю что те, кто были со мной 8 января 2006 в питерском Ледовом дворце, с удовольствием освежат события того дня. На классных эмоциях тогда писАлось и от души.

К****н, не хватайся за сердце и красное перо.
Правописание, всякие запятые, бы, не, ни в моём тексте отдыхают и сами по себе живут..... Сама в шоке. Но Русский язык люблю
Исправлять ничего не стала. Пусть всё останется, как тогда:-)
Фотографий совсем немного, похерились они.... Да не очень качественные.:-(
***********

Питер 8 января 2006 г.

Праздник, которого мы ждали 10 раз, и который я увидела в реале! УРА!
ДИНАМО – ЧЕМПИОН И ОБЛАДАТЕЛЬ! (С)-LIS

Уезжая из Питера рано утром (ночью) 9 января и не зная, что произошло на Ладожской (а ведь там были мои друзья), я в мыслях писала отчет о поездке на КЕЧ, от которого у меня остались самые лучшие впечатления и воспоминания. Мне так хотелось орать: «Питер, спасибо за прием и поддержку! Наш кубок – это ваш кубок, это кубок всей России». Теперь думаю, а что я могу рассказать нового из того, что уже было написано на гостевых и так ли искренне я кричала с трибуны: «Спасибо, Питер»?

И все же попробую. По себе знаю, что интересно почитать мнения и отчеты соратников, которые в реале были с командой. Мнения тех соратников, которые, не смотря ни на что, забили на все праздники и домашние проблемы, потратили время, отведенное на отдых, деньги, которых порой не хватает на хороший билет сектора стадиона и поехали за любимой командой с надеждой, что проклятие наконец-то отпустит нас, а сезон европейской чертовой дюжины мы всё же преодолеем и возьмем этот долгожданный Кубок Европейских Чемпионов.


(Подарок для питерского соратника и билет на КЕЧ)

1. СБОРЫ В ПИТЕР НАЧАЛИСЬ ЗАДОЛГО ДО ЕГО НАЧАЛА.

О КЕЧе соратники начали говорить еще летом. С началом нового хоккейного сезона страсти начали накаляться до предела. Кто-то выбирал насколько дней надо и сможет поехать, кто-то считал финансовые затраты, кто-то начинал уже искать гостиницы, кто-то сожалел, что нет вообще возможности поехать, кто-то ставил фишку на то, что поедет только на финал в случае нашего выхода. Но все были едины, что команде нужна поддержка, что наконец-то надо брать кубок. А ведь никто в начале сезона не мог представить, что на КЕЧ мы поедем хоть и в звании чемпионов России, но середнячками нынешнего 2006. Мы поехали в Питер не в лучшие для нас и команды времена. Мы поехали после серии поражений с 8 места. Была ли вера у соратников, что мы сможем привезти кубок в Москву, что мы сможем отстоять честь России теперь, наверное, никто не скажет вслух?

Я в мыслях лелеяла, что смогу вырваться на весь турнир. Но подошло время, и домашние проблемы взяли за горло так, что пришлось отказаться от мысли, что я буду рядом с соратниками и командой, что я в реале увижу кубок чемпионов. И осталась только маленькая надежда, что если выйдем в финал, то я плюну на все и укачу в Питер. Первый матч вселил надежду, что мы сможем. Хорошая игра нашей команды, сильная поддержка на ледовой арене Питера, то и дело, мелькавшие лица уважаемых соратников с экрана ТВ, манили к тому празднику, о котором каждый из нас думал и мечтал. Манили нас к празднику, который хотелось увидеть в реале. Манили нас к заветному европейскому кубку.

2. НЕЛЬЗЯ УСИДЕТЬ ДОМА, КОГДА НАС ЖДУТ ВЕЛИКИЕ СОБЫТИЯ.

7-го января, в день великого праздника Рождества Христова, я уже не находила дома себе места и, схватив в руки пакетик с нашей атрибутикой (надеялась), двинулась в Москву в ГОЛ, чтобы вместе хоть с кем-то посмотреть вторую игру и в случае победы двинуть на Ленинградский вокзал. Зайдя в кафе в 18-00, удивилась, что там почти пусто. Только Гром с женой, да ВЖ с Маринкой (Володь, наверное, уже пожалел, что не поддался моим уговорам поехать?), да кучка незнакомых мне людей. Грустно стало, что народ не пришел смотреть хоккей, ведь обычно ГОЛ в такие матчи всегда забит до отказа. Гром успокоил, что наибольшая половина наших соратников накануне укатила на вторую игру. Стало как-то спокойно. До начала матча оставалось немного времени. Выпили, закусили. Подтянулись Юджин, Мороз и Ко. Стало веселей. Начался матч. Опять знакомые лица мелькают с экрана ТВ: dmf, Страховщик, VAVA, Vikt, Перси, Аяврик и Ко….. Блин, подумалось, ну почему я не там с ними.
Матч начался. После второй шайбы появилась уверенность, что мы выйдем в финал, ведь хочется иногда довериться своему чутью. Подошел Phil и присоединился к нашей компании. Чуть позже пришли Матроскин с Зябликом и уединились за другим столиком. Все ещё неуверенно, но уже засобирались в дорогу. После каждого забитого нашего гола орали так, как будто сами находились в питерском ледовом дворце. Время за просмотром хоккея да под водочку с закусочкой прошло быстро. Победа над чехами 5-1 расставила всё по своим местам, и ни о каком отъезде домой уже не вспоминала. Только Ленинградский вокзал, только Питер, только встреча с соратниками, только ледовое шоу, которое начиналось 8 января 2006 года в 18-30.

Так как Юджин с Филом изначально, наверное, не были уверены в своей поездке в Питер, то им после матча пришлось выдвинуться по домам, чтобы предупредить своих родных об отъезде, запастись атрибутикой и самое главное документами и деньгами. Женька взял такси и потянул меня за собой. Не хотелось ехать, чтоб не получить от его жены по шеям, но от Юджина, когда он чего-то хочет, отделаться невозможно. Надо сказать, что по шеям мы не получили, и быстрыми сборами Женька не заставил себя долго ждать. Сообщили соратникам на гостевой, что отбываем на финал и двинулись на Ленинградский.

3. ЛЕНИНГРАДСКИЙ ВОКЗАЛ.

Приехав с Юджином на вокзал, были приятно удивлены, что подтянулась и наша молодежь: Gopher, Svidler, Француз. Вернулся из дома Phil, подошел Bazil. Вдруг откуда ни возьмись нарисовался БеДуин с нехитрыми пожитками, но без верблюда…. Подтянулись соратники, многие из которых не писатели на гостевых, а просто читатели (с) - ибе. В общем, душа радовалась, что еще солидная армия динамовских болельщиков едет поддержать команду в финале. Проблем с билетами не было. Купив их и туда и обратно, стали затариваться в дорогу, ждать своих поездов и расползаться по ним при их объявлениях. Мои неугомонные на питиё соратники Фил, БеДуин и Юджин опять захотели промочить горлышки и, представляете, нашли в здании вокзала уютное кафе, такое уютное, что мы заплатили за этот уют, за четыре кружки 0,5 пива и две сосиски что-то около 1250 рубликов. Честно признаюсь, что за такие деньги я ни разу в жизни не пила пива. Пока мы смаковали это пиво, мне позвонили из дома и сказали, что матери плохо, приехала скорая и что бы я надолго не задерживалась, а возвращалась побыстрее из Москвы домой (никто не знал, что я намылилась в Питер). Я расплакалась от обиды, что именно всегда, когда я хочу праздника, когда я собираюсь куда-нибудь подальше от дома, что-то непредвиденное перекрывает мне все доступы к моим хотениям. Но моя хорошая соседка, моя подруга перезвонила мне и сказала, что бы я спокойно отправлялась на финал, и что она подстрахует меня. Ребята, как могли, успокоили меня, и я с камнем на сердце все же решила остаться и ехать. Неугомонный Юджин, чтобы скоротать время убежал в игровые автоматы, из которых мне пришлось его вытаскивать, чтоб он не просадил там всю свою заначку.

4. МЫ В ПУТИ.

Вот и наш 30-й поезд объявили на посадку.
Шумно ввалились в свой вагон. Места плацкартные боковые, но зато не у туалета и все рядышком. Как и положено начались тосты за дорогу, за нас, за Динамо, за победу. И смех, и грех, и нервы надо иметь, чтобы ездить с соратниками на выезды… Но всегда эти поездки западают в душу и остаются в памяти хорошими и приятными воспоминаниями. Приходилось ездить с разными соратниками, но всегда надо было кого-то искать, кому-то застилать постели, кого-то поднимать с пола после полетов со второй полки, кого-то приводить в чувство утром холодненьким пивком или кофе, на кого-то поругаться. Засыпая на какое-то время, мне приходилось опять просыпаться, о чем-то говорить с ними, чего-то пить, идти через весь состав в вагон-ресторан, чтобы догнаться водкой и пивом, которых, как всегда, не хватает на всю дорогу. В очередной раз проснулась, когда услышала грохот. Поняла, что кто-то из моих дружбанов свалился с полки. Посмотрела вниз, Юджин вроде бы на месте. Фил посапывает через полку от меня. Вторая боковая полка рядом со мной пустая, а Стас спокойно спит на полу в проходе вагона, положив ладошку под щеку, и кровь растекается ручейком. Упал, даже не проснувшись. Слезаю с верхней полки. Недоуменно смотрю на Юджина, спящего на нижней полке и увидев на нем байковую красно-черную рубашку в клетку и кальсоны. Думаю, не его это фасончик. И где ж он подцепил такую одёжку, вроде как в спортивном костюме был и в футболочке? Начинаю тормошить его, чтобы с ним оказать помощь БеДуину, а на меня испуганно смотрит чужой мужик. Тут уже я в замешательстве, ведь это ж наше было место, ведь сама стелила Женьке постель и, что в ней делает чужой, со сна не понимаю. Говорю ему: «Почему вы спите не в своей постели, ведь это наше место и постель куплена нами? И где мой друг, который должен был спать подо мной?» Он мне: «Это мое место и постель была застелена проводником, потому что она входит в стоимость билета» Я ему: «Мужик, эко тебя развезло. Где это ты видел, чтоб в плацкартном вагоне за 400 рэ бесплатно давали и стелили на боковых полках постели?» Стягиваю с него верхнюю простыню, вытаскиваю из-под него наволочку и, озираясь, ищу Юджина. Мужик шокирован, но крик не поднимает, а успокаивается. А мой добрый друг Женька лежит на голой соседней полке, укрывшись шерстяным одеялом (как я не люблю эти одеяла многократного пользования), похожий на бомжа, ничего не видит и не слышит. Бужу его и тяну к Стасу, который так и не проснулся. Вместе мы его поднимает, зовем на помощь проводника с йодом и ваткой, обрабатываем его и, конечно же, лишаемся сна. В заначках уже пусто и мы отправляемся в вагон-ресторан, который уже закрыт и в котором кроме пива и спиртных напитков ничего нет. Но разве нашего друга Юджинейро может остановить закрытый ресторан. Без закуски, но водку и пиво нам продают. Время уже утреннее, часов пять, у меня уходят последние силы, хочется хоть немного поспать, и я тяну ребят назад в вагон. Юджин уступает свою нижнюю, уже застеленною простыней полку БеДуину, сам пристраивается наверху опять по бомжовски, и под стук колес мы сразу погружаемся в спячку. Но не на долго. Такое чувство, что мы угомонились как раз в тот момент, когда поезд приходит в место назначения. Заканчиваю про дорогу, наверное, и так утомила всех вас. Только скажу, какими бы дурными мы не были в дороге, я никогда не скажу ни одного плохого слова ни о ком из ребят, потому что это близкие по динамовскому духу мне люди, не скажу даже ради того, что они совершают великий болельщицкий подвиг, несясь сломя голову за командой, за ее триумфами и даже за ее невзгодами.

5 . МЫ ПРИЕХАЛИ, ЧТОБЫ ОТДОХНУТЬ И ЧТОБЫ ПОБЕДИТЬ.

10 часов утра. Питер. Московский вокзал. Выходим на платформу. После безумной ночи медленно бредем по ней. Удивило только то, когда же БеДуин успел подцепить попутчицу, и откуда взялись у него силы, чтобы тащить ее большую сумку. Ненароком подумала, что пропал парень и уже не попадет на КЕЧ. Но пока мы обдумывали наши планы, как убить время до игры, Стас вернулся довольный и готовый вместе с нами коротать время. Я отзвонилась домой, там вроде бы все устаканилось, от этого на жизнь и на поездку в Питер стало смотреться проще и радостней.
Первое мое ощущения, когда я сошла с подножки вагона, что весь вокзал окрашен в наши бело-голубые цвета. А обилие наших роз, различной атрибутики и динамовских болел радует глаз. Попадающиеся на нашем пути пассажиры и просто прохожие с удивлением смотрят на нас, будто спрашивая, откуда такая гвардия и зачем. Многие из них даже не догадываются, что МЫ ПРИЕХАЛИ, ЧТОБЫ ПОБЕДИТЬ!


(приехали. На Московском вокзале в Питере нас встречал Андрей Меko)

У входа в вокзал нас встречает питерский соратник Меkо, которому я накануне позвонила и сказала, что мы едем. Радость встречи, объятия, рукопожатия. Выходим на привокзальную площадь, воссоединяемся с ребятами, прибывшими с других поездов, и первым делом решаем, что надо ехать в кассы дворца за билетами. Снимаем не машину, а целую газель. Шумно загружаемся в нее. По дороге к кассам под пивко поем наши динамовские песни, орем, что есть мочи кричалки, Фил цитирует «Атомную бомбу» от Димки Матроскина, мы вторим ему в ответ. Дорога прошла незаметно. Выгружаемся на площадь перед ледовым дворцом. Тут уже море наших соратников, как знакомых, так и нет. Как же приятно встречать свое родное: Эдик, Vikt, Пижон, Страховщик, VAVA, наш питерский друг Фома, Ваня, dmf из Эстонии, Рыбак (о, боже, в тот момент, когда я висла на этой большой «глыбе», то совсем не думала, что этот праздник кончится для него печально. Олежка, выздоравливай!). Я, как Валлон, на всех кидаюсь и целую, как будто вижу своих ребят в первый раз. Но нет – это просто радость оттого, что удалось вырваться в Питер, не зная даже, что уготовил нам КЕЧ. Это радость и восторг оттого, что я в реале буду рядом со своими игроками и со своими уже по-настоящему родными мне людьми.


(у касс Ледового. Сашка...)

Процедура обилечивания заканчивается, и мы группками разбредаемся, кто куда, чтобы убить свободное время до того момента, когда «Победный рев взорвет трибуны, как гром. О-О-О-О!» Я со своими спутниками в сопровождении Меkо отправляемся в близлежащее кафе, чтобы погреться, принять «овощей» и подзаправиться. Время за разговорами и подкреплением идет непринужденно. Подходят Лёлик со Светой и их родственники, Четверг с Коронновой, которые уже несколько дней, как обосновались в Питере. Все те же песни, кричалки, тосты за всех нас и за нашу удачу.


(Лёлик и Светик)


(мы с Султаном набираемся сил перд матчем)

Хорошенько подкрепившись и т.к. не нашлось желающих ходить по бабам и баням, выдвигаемся просто погулять по городу. Как всегда Невский с заходом в Интернет клуб, Зимний с Дворцовой площадью, набережная Невы. На что-то глобальное времени почти не остается. Пока группа молодых соратников изучает прелести тех мест, где в марте 2005 перед футболом происходило фанатское побоище, мы с Юджином перед Дворцовой площадью заказываем духовому дуэту песню, слушаем и танцуем, не обращая ни на кого внимания. На нас сетки, розы, флаг... Но видимо на нашем пути в тот день попадались приличные люди, у которых не было в мыслях показывать нам факи и оскорблять Динамо, которые просто с интересом смотрели на нас и улыбались. Натанцевавшись, мы катаемся по площади на лошадке с поднятой розой над головами и дожидаемся наших ребят. За 2,5 часа до начала матча мы отправляемся подзаправиться, погреться и чуточку отдохнуть.


(с Юджином на Дворцовой площади)

Неутомимый Meko сказал, что никаких такси, и мы пешком, уже изрядно уставшие и немного замершие, побрели за ним знакомиться с прелестями очередного кафе. «Культурная столица» в этот день пестрела не только бело-голубыми цветами, но и множеством афиш «Дневного дозора». Как бомба разорвалась, когда БеДуин сказал: «А слабо вам променять КЕЧ и пойти в кино?» Мы смеялись, а я подумала, что Стас точно тронулся после падения с полки.-))) Так за шутками и прибаутками подошли к кафе с чУдным названием «Толстый фраер». Кафешка, действительно, оказалась очень уютной. На стенах в рамочках висели фотки Сталина и еще каких - то не опознанных мною революционеров. Одна фотка была с очень актуальной надписью «Мы пришли за победой!» В какой-то момент я подумала, что это хороший знак свыше. Отведав нефильтрованного местного пива, хорошо подкрепившись вкусной кухней, поговорив о наших шансах и просто ни о чем, пришло время двигаться на главный матч хоккейного сезона. Выйдя из кафе, молодежь побрела в метро. Но так как у нас с Юджином не было уже сил бороздить просторы Питера общественным транспортом, то мы поймали такси, подобрали с собой Француза и Meko, и быстро добрались до Ледового дворца.

6. ПЕРЕД МАТЧЕМ.

Давненько я не видела такого оживления перед матчами Динамо, но м.б. только на играх плейоффа-2005, да если еще вспомнить футбольные матчи с конями, мясом, звенитом…. Но те игры в основном были днем. А здесь поздний вечер. Весь Питер в новогодних огнях. Площадь перед дворцом залита ярким светом. Здесь смешались все и всЁ. Большой и нескончаемый поток людей. Огромное изобилие бело-голубых флагов и цветов, динамовские шапочки, кепочки, розы. Тут и там флаги России, нередко мелькают и чужие розы: зенитовские, конские и пр. Такое ощущение, что все сплотились вокруг нас, что вся Россия ждет последнего и решающего боя. Снова встречи с друзьями и знакомства с новыми соратниками. Вместе с радостью предстоящего праздника растет и душевное напряжение, и тревога.

Стоим перед входом во дворец. Народу море, но никаких заторов и суматохи, никакого шмона, почти всё визуально на доверии и быстро. Заходим внутрь. Опять бесконечные встречи. Работают прилавки с различной атрибутикой, множество пивных точек и буфетов. Пей и ешь, что душе угодно, и сколько угодно. Остается 10-15 мин до начала матча. Потеряла свою группировку, с кем приехала и провела день. Но совсем не чувствую себя одиноко в незнаком мне дворце, потому что поток знакомых мне лиц и людей нескончаем. Такое ощущение, что вся Москва в этот вечер здесь. Таллиннский соратник dmf любезно провожает меня на трибуну в 214 сектор, где меня уже ждет Meko. О, боже, 20 ряд, сравнительно высоко, лед далеко (спасибо тебе, Юджин, удружил с билетиком). Сидим несколько минут с Андреем, всматриваюсь на другие сектора, как бы проверяя все ли уже на местах. Вскоре понимаю, что хочу вниз поближе к арене, к скамейке запасных игроков, к соратникам. Вижу движение в 214-м. Это Кирьян с Махой и Женька Карасик с Лёхой начинают перемещение вниз. Обнимаемся с ними, радуемся встрече и я вслед за ними, извиняясь перед Андреем, иду вниз в мир наших хоккейных фанатов, которые уже пятый день покоряют Питер, нехило отрываются и поддерживают нашу команду. Еще никто из них не знает, что я все-таки вырвалась на финал и от этого еще приятнее и радостней до слез их удивленные лица при моем появлении. Дорогие мои «тряпичные» друзья: Аяврик, Перси, ОуДофф, Виталий00, Шиша, КоМ, Рубакоп и вся их «гоп-комп»….Я, как последняя шлюха, кидаюсь на каждого из них, целую, обнимаю. Они тянут меня в свой сектор, который как раз за нашей скамейкой, и который на протяжении всех наших игр показывают по телевизору. Каждый из них готов разделить со мной свое кресло.


(Мишаня Аяврик и Макс ОуДофф)

7. СОБСТВЕННО ИГРА, ПЕРЕРЫВЫ, ПЕРЕКУРЫ И ПРАЗДНИК – ОДИН НА ВСЕХ!

Пробираюсь к dmf`y, так и сидим с ним первый период нога в ногу. Хотя, может, и не сидим, а все больше вскакиваем, орем, прыгаем. Мишка без устали размахивает своим флагом без палки, который он привозит с собой на каждый свой выезд.
(Миша, в следующий твой приезд в Москву я подарю тебе древко). Так и хочется сказать словами Аяврика, что «Какое-то время был матч» и перейти к главному его завершению, к тому, зачем мы все в это вечер собрались в Питере и у экранов телевизоров. Но все же не могу забыть игру, ту атмосферу и поддержку, что царили в тот вечер в Ледовом дворце. Матч начался. В середине периода мой любимец Сашка Харитонов после классной передачи Мирнова забивает шайбу. Трибуны взорвались. dmf в первый раз схватил меня на руки, сам прыгал, а меня подкидывал словно мячик. В эти минуты мы были лучше и много атаковали, но неожиданно финны забросили нам ответку. Вскоре была и вторая шайба. Макс Сушинский броском с близкого расстояния. Нашей радости не было предела. Настрой у команды был отменным. Казалось, что такими темпами до кубка рукой подать. У многих в мыслях уже грезилась победа. Расслабились мы, расслабились наши ребята. Гол финнов не заставил себя ждать за несколько секунд до окончания периода, когда народ стал покидать свои места с подтяжкой в буфеты. Такая совсем необязательная шайба. 2-2 так закончился первый период, в котором была надежда и которой как не бывало. Но за пивком, водочкой, встречами и базарами не очень хорошее душевное состояние немного отпустило.

Есть в ЛД бар, где не только пьют, но и разрешают курить. Казалось, что все наши и курящие, и не курящие соратники сосредоточились там. Клубы дыма, шум, гам, смех, возгласы радости, если в очередной раз видишь знакомое лицо, фотографии на память. Именно в этот бар и потащил меня Шиша, чтобы познакомить с амурским болельщиком и другом всей нашей Тряпиченской братии Праймусом. Добрейший души человек и балагур. Алексей сразу расположил меня к себе. Ведь бывают же хорошие люди, хоть и не болеющие за наше «Динамо», но с которыми хочется общаться и дружить. Немного пообщавшись с ним, подумала, что он похож на нашего питерского друга Фому. Такой же безпонтовый, открытый для общения, гостеприимный и добродушный. Честно говоря, не видела, как поддерживал наше «Динамо» Фома, но как болел Праймус – это что-то, прям заправский и фанатеющий динамовский болельщик. Вот только его амурская сетка выдавала, что он не с нашей кухни). В общем, огромный РЕСПЕКТ Дмитрию и Алексею за гостеприимство, всяческие приемы и дружбу между народами! В этом баре сосредоточилась вся динамовская братия. Глазами цепляла своих знакомых и неожиданно для себя увидела нашего уважаемого Свята. Подлетаю к нему. Обычное мое приветствие в этот день в виде поцелуя и обнимания. Но очень поразило меня в нем неподдельное обаяние и чистая улыбка. Знаете, я давно не видела Свята таким и сразу подумала, пусть бы поскорее и футбол доставил ему такую радость и праздник, как хоккей, чтоб он чаще появлялся в Петровском парке, как в первый мой год знакомства с ним. Так за встречами и отдыхом потихоньку подошло время 2-го периода.


(Свят и dmf в прокуренном баре Ледового....)

Возвращаемся на свои места. Второй период нам ни радости, ни голов не прибавил. Какое-то уныние в наших рядах, некоторые соратники начинают паниковать и не верить в удачный исход. Сидим на двух стульях втроем: я между двумя Мишками dmf`om и Аявриком. Аяврик то и дело поворачивается ко мне, опускает глаза и шепчет на ухо: «Ой, страшно, ой, по такой игре уже не верится, что все закончится хорошо». У самой душа плачет, но говорю, что есть еще время, что надо не терять надежду. При любом хорошем эпизоде мы радуемся, мы вскакиваем с наших мест, мы высоко поднимаем руки с розами и флагами, мы неистово поддерживаем команду. И в эти минуты до меня доходит, что я сижу между двумя Мишками и тихонько, чтоб ребята не замети кладу руки им на плечи и с детской наивностью загадываю про себя желание. Я прошу: «Боже, помоги нам победить, пусть даже ценой буллитов, но победить. Я хочу кубок!». И так несколько раз до конца 2-го периода. А еще хотелось петь «А не спешите нас хоронить…»

Третий период начался повеселей и никто из нас еще не мог предположить, какой еще путь надо пройти к этому долгожданному кубку - путь длиною третьего периода, дополнительного времени и буллитов, путь, который истреплет все нервы и самим игрокам, и тренерам, и нам болельщикам. Мы всё так же не переставали поддерживать команду, как заводные. Мы то и дело смотрели на монитор, расположенный наверху в центре ледовой арены (надо чтоб в Москве тоже были такие), высчитывая время до окончания и просматривая по нескольку раз опасные моменты и у своих, и у чужих ворот. На экране монитора неоднократно в этот вечер перед глазами стояли знакомые лица - то радостные, то опечаленные, то ожидающие чуда, то с ужасом в глазах. Мы ждали чуда и надеялись. И оно пришло в течение двух минут в виде двух великолепных шайб в исполнении Грабовского и Сушинского и счета 4-2 в нашу пользу. Опять dmf подкидывает меня аод своды Ледового, опять ревут трибуны, опять безумные и счастливые лица, опять возрождается вера в победу и кубок. Наше первое звено в тот вечер было великолепно и неудержимо. Долго после этого ничто не предвещало беды, игра шла к победному окончанию. Мы уже просим ребят не лететь сломя голову вперед, а поиграть спокойнее и повнимательней. Но Вышедкевич не услышал нас и удалился. Через семь секунд меньшинства получили третью шайбу. А когда до окончания осталось две с половиной минуты, эти наглые и неугомонные финны опять нас уровняли. Словно атомная бомба влетела 4 финская плюха в наши ворота. Последние минуты и секунды третьего периода для нас показались вечностью, потому что боялись, что заведенные финны могут похоронить наш 10 поход за кубком, что удача в очередной раз отвернется от нас. Все хотели передышки, чтоб с новыми силами с нуля начать дополнительное время. Целые 10 минут длились тоже, как вечность, но победителя не выявили. Было видно, что ни одна из команд не хочет рисковать.


(Наш сектор. я за Мишкиным флагом... не видно меня)

БУЛЛИТЫ. Каждый болельщик знает, что буллиты - это лотерея, и никто до их пробития не предскажет, чем все это закончится. Но отступать нам было уже некуда. Я озираюсь по трибунам, смотрю на лица соратников и представляю, что творится в их душах. Мы все в одном порыве держим друг друга за плечи, это как ритуал при пробитии буллитов. Все лица напряжены. Учащенно бьются тысячи сердец. Тысячи глаз нацелены на ворота. У меня сдают нервы. И если на буллиты в чужие ворота у меня есть еще желание и силы смотреть, то на буллиты в свои ворота смотреть не могу. Каждый раз натягиваю свою динамовскую повязку на глаза и только по крикам определяю, что происходит на льду. И все прошу и прошу Бога, чтоб он помог нам. А слезы предательски уже наворачиваются на глаза. Я знаю, что буду плакать при любом исходе, но только еще не знаю от радости или от горя. И вот он ПОБЕДНЫЙ МИГ – миг неподдельной радости и счастья. Игорь Мирнов и Серега Звягин поставили последнюю и победную точку в этом десятом походе за трофеем.


(Мирнов поехал за трофеем)


(шайба от Игоря, но станет ли она золотой всё зависело от Звягина)


(Звягин взял.... Мы - ЧЕМПИОНЫ!)

Ну что началось на ледовой арене и на трибунах, видели все, нет смысла пересказывать. Брошены на лед шлемы и клюшки. Нет игроков, есть одна большая куча - мала бело-голубого цвета. Подбрасывание Звязина и Крикунова. Болельщики безумствуют: кто-то прыгал на стульях, кто-то смеялся, шустрые фанаты уже бегали по льду и вешали свои розы на игроков, на Крикунова, кто-то носился по секторам, поздравляя друг друга…. И море слез от этой долгожданной победы не только женских, но и мужских. И дорогие мои соратники, сошедшие немножко с ума, с такими радостными и счастливыми лицами. На экране монитора то и дело мелькают лица болельщиков, все узнавемы, все родные. В какой-то момент вижу Димку Матроскина и Зяблика. Блин, как же они красивы в этом динамовском безумии, такие лица, что голливудским звездам, как до Африки пешком. И все мы в этот вечер были до безумия красивы!


(перчатки брошены.....)


(Чемпионы ликуют!!!)


(Дима с Юрой и все болельщики тоже)

Конечно же, шикарное награждение с салютом, в честь чемпионов Европы, в честь нашего Динамо, в нашу честь, в честь нашей России. ОДИН ПРАЗДНИК НА ВСЕХ!!!

8. НЕМНОГО О ГРУСТНОМ.

Когда церемония награждения закончилась, и надо было покидать дворец, немного взгрустнулось. Взгрустнулось оттого, что нет в сегодняшнем чемпионском составе тех наших ребят – Чемпионов России 2005-го года, которые проложили всем сегодняшним игрокам Динамо дорогу к этому заветному КубкуЕвропейских чемпионов. Взгрустнулось оттого, что они сейчас не с нами, что не могут радоваться как мы, что не могут приветствовать нас, что не могут держать этот кубок и не смогут в раздевалке глотнуть из него холодного шампанского, что они не стали чемпионами Европы. И сейчас я во все горло кричу им: Саша Еременко, Илья Никулин, ЛехаТрощинский, Андрюха Марков, Влад Бульин, Саша Ждан, Владимир Воробьев, Паша Дацюк, Леша Чупин, Макс Афиногенов, Леша Терещенко, Сашка Овечкин - все вы, которым не нашлось места в команде и которые уже защищают цвета других клубов - ЭТО ВАШ КУБОК, ЭТО ВАША ПОБЕДА! ВЫ БЫЛИ ПЕРВЫМИ НА ПУТИ К НЕЙ!. СПАСИБО ВАМ, ДОРОГИЕ МОИ ЧЕМПИОНЫ 2005 ГОДА!!!


(Кубок наш!!!!!!!!!)

9. ПОСЛЕ МАТЧА.

Все хорошее когда-то кончается. Вот и кончился праздник в Ледовом дворце, на ледовой арене. Но он еще не закончился ни у игроков, ни у болельщиков. Потихоньку пустеют трибуны. Народ пьяный от счастья и некоторого количества спиртных напитков с криками радости и приветствий потянулся на выход. Мы с Андреем Meko выходим одними из последних на площадь перед дворцом. Площадь уже практически опустела, и только москвичи все еще не хотят уходить с этого праздника. И самое главное, что здесь все наши с кем мы знакомы и по интернету, и в реале… только уже кучкуются группами, решая, что делать, где и как отметить победу до прихода обратных поездов. А времени до их отходов у многих еще предостаточно.

Я твердо для себя решила, что обязательно пойду к автобусу поприветствовать команду. Стала собирать свою группу. Юджин успешно откололся, оседлав какую-то лошадь, и до отправления поезда я его больше не видела. Пока наши игроки отмечали в раздевалке победу шампанским, мы стояли и всё вспоминали, и вспоминали счастливые моменты финала. В ожидании наших ребят принимали звонки и СМСки от соратников и знакомых из других городов. Но как не странно все мы были спокойные и умиротворенные, потому все эмоции остались там, в зале Ледового дворца.

Празднование в раздевалке было недолгим, и где-то через полчаса открылись задние двери. И уже немощные спортсмены, которые выложились на 5 с «+» на льду, и такие же, как и мы, самые обыкновенные наши пацаны стали выходить на улицу, вынося с собой огромные баулы с доспехами и такой долгожданный кубок. Порой казалось, что многих из них без хоккейных доспехов трудно узнать. Ну и ладно, не самое это главное. В этот момент началось то, что и должно было в такой ситуации начаться. Все мы в едином порыве как будто очнулись от сна. Крики радости, поздравления, пение, взмахивание розами и флагами, самые искренние приветствия нашим чемпионам. Вот уже на руках у болельщиков и Грабовский, и Харитонов, и Сушинский, и Звягин, и Крикунов. Вот возвышается над толпой болельщиков byko и размахивает флагом. Вот слышу знакомый голос, который очень часто на всех наших динамовских стадионах орет мне в спину «судья 3,2, раз», учит игроков играть, когда они лажаются и посылает неугодных болельщиков других команд куда надо на их выпады и факи. Я знаю этот голос и ищу в толпе его хозяина. Конечно же, это Мишка Боцман, с которым я еще не встречалась в этот день. Вижу Bazil`a. О, боже, передо мной стоит совсем другой человек. Это не серьезный соратник, с которым я общаюсь в Москве и иногда даже боюсь его (может в банях выездных он как раз такой и бывает, не знаю, не была), а очумевший от счастья человек. Прыгает, как неугомонный ребенок, орет, поет, пьяный от счастья. Василь Василич, я с неподдельной радостью и любопытством смотрела на тебя, как же ты был хорош в тот момент! Вот со мной рядом Страховщик, Vikt, VAVA, Матроскин с Зябликом, Meko, Аяврик и Ко, Лелик со Светой, Фил, БеДуин, наша молодежь, ИСАВ со своим «алкоголь-зло» и множество знакомых и незнакомых мне лиц, но объединенных одними и теми же чувствами праздником и любовью под названием «ДИНАМО» Опять началось некоторое безумство. Те, кто пошустрей бросаются к кубку и успевают дотронуться до него и поймать капли шампанского, многие просто толпами ходят за игроками, жмут их руки, поздравляют, фотографируются. Ребята хоть и уставшие, но никто не отказывает нам в этом. Вот вспоминаю, что стоит рядом со мной Фил и говорит: «Тань, если бы мне летом сказали, что мы будем Сушинского носить на руках, не поверил бы даже во сне». Phil, надеюсь, что не только мы, но и ты уже поверил в это, потому что сам видел, что заслуга СУ-ЗЗ в нашем кубке не обсуждаема. Пересказывать все не получается, ЭТО НАДО БЫЛО ВИДЕТЬ своими глазами, чтобы окончательно понять, что МЫ - ЧЕМПИОНЫ!!!

10. ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ В ПИТЕРЕ, ДОРОГА В МОСКВУ И ДОМОЙ.

Потихоньку последние и самые преданные болельщики, каждый своей компанией, стали расползаться кто куда: в метро, на вокзал, в кабаки, бары и рестораны, чтобы продолжить праздновать нашу победу. Тронулись в путь и мы, воссоединившись с компанией Аяврика и примкнувшего к ним Праймуса. Меko предложил нам ресторанчик около Московского вокзала и мы поняв, что оттуда нам будет удобно попасть к своим поездам, отправились в метро. Мы еще не знали, что в метро был инцидент с нашими ребятами, и поэтому вели себя спокойно и даже вольготно. Относительно внушительной группой мы ходили в цветах, привлекая к себе внимание пассажиров, пили пиво, Фил умудрялся прославлять великий наш клуб кричалками и пением. Конечно, мы его немного одергивали, но страха как такового не было. Без приключений мы вышли из метро и двинулись к питейному заведению.


(В метро питерском...поблие к дому)

Честно говоря, когда шли пешком от метро, на меня нашли какое-то опустошение и усталость, хотелось быстрее попасть в тепло, чтобы чего-нибудь проглотить и испить. И уже у входа в ресторан произошло маленькое недоразумение. Нас было человек 14, мы шли тихо и мирно, никого не трогая. Вдруг падает наш амурский друг Праймус. Ну упал человек и упал, мало ли с кем этого не бывает. А оказалось, что навстречу нам шли каких-то три питерских отморозка и, поравнявшись с нами, вдарили Лехе со всего размаху. Мы даже не успели понять, что произошло, а они забежали за нас и стали кричать и показывать нам факи, поняв, что мы за Динамо. Вот только непонятно было, почему из наших бело-голубых цветов они выбрали его, а никого-то из нас…

Потасовка не состоялась, и мы наконец-то зашли в ресторан. Не назову его уютным, какой-то длинный, как селедка, но меню внушило доверие и уже хотелось поднять тост за Динамо, за всех нас, да и просто расслабиться. Расселись по столикам и начали ждать официантку. Ждали минут сорок, когда примут заказ, потом еще столько же когда его принесут. Было видно, как устал Meko. Извинившись перед нами и тепло попрощавшись, он ушел восвояси. (Спасибо тебе, Андрей, что ты весь день терпел нас оголтелых). Расхотелось и есть, и пить, и праздновать победу. Нашим Аяврику и Ко повезло больше, их обслужили и покормили. А мы ждали у моря погоды, которая пришла в двух банках 3-х литрового пива для Фила и БеДуина (о, боже, как они не лопнули?) и чайничка с чаем для нашей молодежи: Гофера, Француза и Свидлера. У ребят уже тоже не оказалось сил на более крепкие напитки. Я, не дождавшись своего супа и водки, попросила чая и перебралась за столик к Vikty и VAVE. Так и не удалось мне после матча выпить за победу. Посидев недолго с ними, ребята засобирались на поезд, в котором ехали и мы. Я пошла почти следом за ними, но отстала и потеряла их из виду. До вокзала добиралась одна. Хоть это было и недалеко, сейчас с ужасом думаю, шла в наших цветах, не пряча их, совсем одна, а ведь и под раздачу могла попасть. Но хорошо то, что всё хорошо кончается. Никому была не нужна, никто на меня не позарился.

Вот я и на перроне перед своим поездом. Тут уже много отъезжающих и провожающих соратников. Вижу Кирьяна с Махой, Карасика с Лехой, Серегу Бильярда с дочкой и т.д., и самое главное Юджин – живой и здоровый, а я больше всего переживала за него. Но видимо после игры он попал в хорошие руки, поэтому и не попал под раздачу на Ладожской. До поезда оставалось чуть-чуть и уже на ходу допивали водку, закусывали и прощались. Тепло прощались с соратниками, которые уезжали позже, чем мы или которые еще оставались на сутки в Питере.

Наконец-то загрузились в свое купе, застелили постели. Юджин достал пакет с провизией, которую собрал ему в дорогу Бильярд. Ребята опять шумели, что-то перетирали, поднимали тосты за победу, но мои силы покинули меня. Я забралась на вторую полку и только сквозь сон слышала обрывки слов про финал, про какую-то драку, про Сочи и Ленинград. Причем здесь «сочи» думала я?

Проснуться пришлось не утром, а ночью. Опять что-то упало, опять какое-то шевеление. Подумалось, что опять придется оказывать кому-то экстренную помощь. Посмотрела сверху вниз и увидела, что на полу, но на матрасе, тихо посапывает Юджин. Ну что за люди, даже с первой полки умудряются упасть. Вижу, что не разбит, не окровавлен, только голова почему-то под полкой у окна. Не стала его трогать, ведь он никому в купе не мешал. Но проснулся Стас, начал тормошить Женьку и чего-то приговаривать. Я успокоилась, что Юджин будет не одинок и уснула. Разбудили нас как всегда крики проводницы, что скоро Москва и туалеты закрываются. Вставали нехотя, руки сами тянулись к напиткам. Кто-то довольствовался кефиром и чаем, кто-то водкой и пивом. Потихоньку привели себя в порядок. Перед самой Москвой вспомнили, что в соседнем купе еще спит Фил…..

Вот и Ленинградский вокзал. Так же медленно, как и на Московском вокзале, бредем по платформе. Не знаю почему, но у меня в голове только одно – быстрее бы домой! Но до дома еще 3,5 – 4 часа. Прощаюсь с ребятами и убираюсь восвояси. Всю дорогу до Луховиц опять спала, даже не вспомнив про пиво, которое хотела выпить в автобусе.

Дома встретил сын со словами: «Мам, и чего ты три дня делала в Москве? Лучше бы в Питер съездила за своих поболеть, такой классный был финал!» Я улыбнулась и ничего не ответила. Быстро переодевшись и приняв душ, взяла бутылку водки и поднялась наверх к соседям, чтоб наконец-то выпить с ними за наш европейский кубок, за нашу долгожданную победу. У них-то я и расслабилась капитально. Одной бутылкой водки не обошлось, была еще одна и как всегда пиво вдогонку. Я с огромными радостью и вдохновением рассказывала своим друзьям про Питер, про КЕЧ, про мое чемпионское Динамо. А они с интересом слушали меня, поднимали тосты вместе со мной и учились кричать «ОООООООООООООО! ЭТО ДИНАМО!»

Р.S. Еще раз мое огромное спасибо всем тем, кто был со мной в Питере, кто поддерживал команду, всем тем, у кого настоящие, любящие и преданные Динамовские сердца!!! И извините, если что не так. Я не писатель, я просто болею за ДИНАМО.

ДИНАМОВСКИМ ВЫЕЗДАМ БЫТЬ!!!!!!!!!